Виноваты все

    Антоний Дулевич, руководитель миссионерского отдела Кызыльской епархии.
    В евангельском отрывке про исцеление бесноватого отрока присутствует прекрасный эпизод, раскрывающий некоторые реалии: "Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли. Отвечая ему, Иисус сказал: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне" (Мк. 9:19). С жалобой на Апостолов, не сумевших изгнать демона из мальчика, к Христу подошел сам отец бесноватого отрока. Ответ Господа был довольно строгим. Но к кому обращены слова «род неверный»? Преподобный Иустин (Попович) толковал это место так: "Доколе буду терпеть вас? — относятся отчасти и к ученикам. Ибо, несмотря на все Его и свои прежние чудеса, они не были уверены в Его и своем всемогуществе". Блаженный Феофилакт считал, что укор был адресован вообще всем присутствующим там. В этом небольшом евангельском эпизоде есть немало назидательных моментов. Господу жалуются на Его учеников, а Он дает понять, что виноваты все. Это урок для мужа, жалующегося священнику на жену, наставление для прихожанина, недовольного священником, мораль для всех, ищущих причину своих нестроений в окружающих людях. 
 
  Человек, всегда ищущий вину в самом себе, застрахован от многих падений. Тут многие поспорят, скажут, что бывают моменты, в которых с тобой поступили по явной несправедливости, и признать свою вину в данном случае будет подобно отступлению от истины. Но духоносные подвижники считают иначе. Старец Иосиф Исихаст писал: "Не пытайся никогда доказать свою правоту, ибо тогда будешь неправ. Но научись терпеть мужественно искушения, какие бы ни попустил Господь». Первое, что предлагает старец, для современного человека покажется абсурдным: оказывается, не прав тот, кто защищает себя. Дальше — больше. «Без многих оправданий говори: «Прости!» — и, не согрешив, кайся, что согрешил. С душевным сознанием, а не внешне, ради похвалы, говори, что согрешил, и внутренне осуждай себя». Это мудрое наставление душевный человек и вовсе может принять за дикость: как это, каяться, не согрешив, да ещё и осуждать себя? Но разве Иосиф Исихаст не прав? Ведь невиновным себя считает тот, кто не видит за собой грехов из прошлой жизни, а если и видит, то почему-то с уверенностью в том, что все должно сойти ему с рук. Безусловно, при искреннем покаянии Господь прощает грех, но от последствий когда-то сделанных беззаконий никто не застрахован. Есть библейский пример Давида. Он был прощен за прелюбодейство и убийство, но потом много страдал за прежние злодеяния. Причем, он знал, что виновник этих страданий — он сам. 
 
   Афонский подвижник предлагает на первый взгляд сложную, но беспроигрышную схему. А ведь проверить на себе, как эта схема работает, было бы делом гораздо более интересным, чем просто роптать в поиске виноватых. Отказываясь от собственного разума и возлагая на себя бремя признания своего полного недостоинства, христианин, в некоторой степени, уподобляется Аврааму. Услышав страшное повеление «возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, и принеси его во всесожжение», он отказался от собственных выискиваний справедливости и отправился делать сказанное. Как писал Апостол Павел, "верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака" (Евр. 11:7). Всё это свидетельствует о том, что наличие веры теснейшим образом связано с отсутствием поиска земной справедливости. Вера в собственную неправоту рождает веру в праведность ближнего, а искание виноватых в собственных невзгодах убивает доверие к Богу. 
 
    Образ двух типов грешников — два разбойника, распятые по правую и левую сторону от Христа. Только один из двух укорял себя:"и мы [осуждены] справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли" (Лк. 23:41). И это самоукорение привело его к вере во Христа. Вера — это дар. Дар, который дается укоряющему себя сердцу. Бог противится гордым, а смиренным даёт благодать. Преподобный авва Дорофей учил, что смиренный — это тот, кто на каждое слово (сказанное по справедливости или нет) может ответить «прости». 
 
    Человек вошёл в храм, а работница церковной лавки в грубой форме попросила его прикрыть за собой дверь. Как сохранить спокойствие и не осудить её? Надо поверить в то, что она изо всех сил, как может, борется со страстью гнева, одолевающей её. И то, что она не накричала, а просто фыркнула, для неё уже большое достижение, за которое она и вовсе достойна похвалы. Многие возразят: а с чего это я должен в это верить? И такое возражение будет весьма показательным! Человек не желает верить в праведность ближнего, зато верит в свою! Ведь если бы он не был о себе высокого мнения, то первым делом вспомнил о том, когда сам фыркал на ближнего. Тогда бы он осудил себя и с мыслью, что достоин и к себе подобного отношения, не посмел бы осудить лавочницу. К тому же это говорит и о том, что сам обижающийся, видимо, не пытался реально бороться со страстями, ибо тогда и сам бы знал, как другим тяжело подвизаться на этом поприще. Тогда была бы и вера в праведность ближнего. 
 
    Многие жалются на власть, что, мол, дороги плохие, цены высокие. А кто в этом виноват? Все это Богом попускается неслучайно. Если бы все жили праведно, то было бы или благополучие, или же спокойное отношение к тому, что есть. Получается, что человек сам не стремится к праведности, но от других старательно её требует. Начало духовной жизни — покаяние, начало покаяния — признание собственной вины. 
 
    Человеку свойственно равнять себя с другими. И здесь «справедливые» обличают сами себя. Если я не верю в то, что мой ближний праведнее меня, то только от того, что сам её не имею. А следовательно, и не верю в то, что она может быть у моего ближнего. Самоукорение — верный способ избежать греха. Виновность без самоукорения — состояние правоты, вера без самоукорения— состояние мнимой праведности. 
 
    Когда ученики спросили у Господа, почему у них не получилось изгнать беса, Он ответил: "По неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас" (Мф. 17:20)Как же гора может сдвинуться? Только вопреки человеческой логике. Вера начинается с откладывания в сторону человеческой логики. Если в конфликте я прав, но признаю свою неправоту и осуждаю себя, тогда «гора» (неправота моего ближнего) может сдвинуться. И мой ближний благодаря этому изменится в лучшую сторону.