Вызов безумному миру

     Антоний Дулевич, руководитель миссионерского отдела Кызыльской епархии. 
    6 февраля – день памяти святой блаженной Ксении Петербургской.
    Безумный – это тот, кто иногда бросает вызов «нормальным». Юродивый – тот, кто, надевая маску безумного, выявляет безумие «нормальных». Однажды святая блаженная Ксения бросила перчатку этому безумному миру, не богатому настоящей любовью. И, по меньшей мере, два раза в год напоминая о себе, она невольно продолжает обличать ставшие общими нормами пороки современности. 
    Все мы знаем, что можно услышать от несчастного, потерявшего своего близкого: «На кого же ты меня оставил?», «Как же я теперь без тебя, как мне теперь жить дальше?». Порой можно услышать и страшное: «Теперь мне вовсе незачем жить…». Нетрудно заметить, что в этих фразах выражается скорбь именно о себе, а не о дальнейшей загробной судьбе усопшего. Такой вот замаскированный в слёзы эгоизм. 
    26-летняя Ксения Петербургская, находясь на похоронах внезапно скончавшегося собственного мужа, вела себя иначе. Вопреки всеобщим нормам, она не плакала о себе. Ксения испытывала глубочайшее потрясение от переживаний за то, каким предстанет пред Богом её супруг, не успевший принести перед смертью покаяния. Ничто другое её не интересовало. Она думала лишь об одном: о спасении души своего мужа. И ради этого в одночасье отказалась от всего, что у неё было: от всех материальных благ и даже от собственного имени. Такой подход заботливого и любящего сердца для её и для наших современников является из ряда вон выходящим. Попросту, безумием. 
   Часто в храм заходят родственники усопшего и спрашивают, как и в какой день нужно организовать поминки, куда поставить свечу, какой заказать сорокоуст. Когда начинаешь объяснять, что усопшему нет никакой пользы от застолья (называемого «поминками»), что он нуждается в реальном молитвенном труде родственников и милостыне за него – на тебя смотрят, как на ненормального. Ведь такому человеку сейчас не до подвигов ради спасения души усопшего, ему нужно просто правильно с ним попрощаться. Поэтому они отвечают: «Я заказал то, что там сказали, сорокоуст или как там у вас, и теперь могу быть спокойным». Вот и вся «любовь» к родному усопшему… 
   Ради упокоения Андрея Феодоровича со святыми Ксения не просто кафизму о нём прочитала и в храм сходила на панихиду в сороковой день. Нет. Ради спасения своего супруга она принесла в жертву Христу всю свою жизнь, без малейшего остатка. Более 40 (!) лет она скиталась по улицам северной столицы, неся подвиг юродства и вымаливая душу усопшего мужа. 
    У нее была возможность по-другому распорядиться своей жизнью, ведь 26 лет – ещё молодость. Можно было вновь выйти замуж, устроить свою судьбу.  Но Ксения явила пример настоящей любви. Как писал Апостол, один из признаков подлинной любви в том, что она «не ищет своего». Так вот,  сегодня о любви можно услышать на каждом шагу... А Ксения своим подвигом словно спрашивает у всех: если ты по-настоящему любишь, готов ли ты ради спасения возлюбленного отказаться от всего, начиная с самого себя? Если нет, то зачем говорить громкое "я люблю"?
  Современное искаженное понимание любви – жизнь с человеком, с которым мне хорошо. Забыть свое и полностью отказаться от себя ради другого – это для «нормального» человека является почти безумием. И как прекрасно, что, одев однажды на себя безумие мнимое, святая Ксения обличила и продолжает обличать безумие реальное. Безумие самолюбия, безумие равнодушия, безумие самоуспокоения.